Введен ли в Узбекистане официально режим «ФОРС-МАЖОР»

18.05.2020

11 марта 2020 года мировое сообщество признало пандемию, вызванную COVID-19. В мире бизнеса многие страны посчитали это обстоятельством непреодолимой силы, независящим от воли человека. Но это не означает, что режим форс-мажора наступил по умолчанию. Каждое государство в соответствии со своим законодательством должно пройти определенную процедуру введения этого режима. От этого зависит, помимо прочего, и то, как контрагенты, а в худшем случае – международные суды будут воспринимать документальное обоснование форс-мажора со стороны предприятий Узбекистана.

Ситуацию разъяснила адвокат, эксперт «Нормы» по юридическим вопросам Элеонора МАЗУРОВА:

 

– Международное право придерживается общего принципа форс-мажора:  «необходимость делает законным то, что было бы незаконным в иных условиях». В целом, это ситуация, при которой субъект в результате действия непредвиденных событий вынужден поступать вопреки международному обязательству.

При этом международная практика, включая судебную, считает, что форс-мажор применим лишь в исключительных случаях – когда невозможность выполнения обязательства является абсолютной и материальной. И если сторона контракта не докажет, что предприняла все имеющиеся в ее распоряжении меры для должного выполнения обязательств, международный суд не освободит ее от ответственности по контракту, так как посчитает, что должник пассивно наблюдал за наступлением событий, которые в дальнейшем послужили основанием для невыполнения обязательств.

Международное право считает, что форс-мажор не распространяется на ситуации, при которых выполнение обязательств было возможным, но более затруднительным, например, в результате политического или экономического кризиса. Это касается и ситуаций, порожденных небрежностью или бездействием самого государства. Закреплена эта норма в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Ответственность государств за международно-противоправные деяния» от 12 декабря 2001 года №56/83.

Узбекистан, как и другие государства, должен был пройти определенную процедуру введения режима форс-мажора. Это необходимо для того, чтобы в дальнейшем, когда узбекским предпринимателям придется защищать свои интересы в международном суде, они смогли доказать, что не исполнили обязательства вследствие наступления обстоятельств непреодолимой силы. Но, как оказалось, у нас для этого недостаточно нормативно-правовой базы.

Конституция Узбекистана регламентирует введение чрезвычайного положения. Правом вводить его наделен только Президент. В исключительных случаях (реальная внешняя угроза, массовые беспорядки, крупные катастрофы, стихийные бедствия, эпидемии) в интересах обеспечения безопасности граждан он может ввести чрезвычайное положение на всей территории или в отдельных местностях республики.

Причем, принятое Президентом решение в течение трех суток должно быть утверждено Олий Мажлисом. Условия и порядок введения чрезвычайного положения должны регулироваться отдельным законом. В 2016 году проект такого закона выносился на обсуждение, но так и не был принят.

Чрезвычайное положение и режим «форс-мажор» – это не одно и то же. В законодательстве нет толкования этих понятий. Ни в одном нормативном документе не сказано:

  • кто имеет право вводить в республике режим «форс-мажор»;
  • каким нормативным документом он вводится;
  • каков механизм его введения;
  • какой должна быть форма официального уведомления о наступлении событий непреодолимой силы.


Как должно быть оформлено официальное объявление

Если мы обратимся к практике стран СНГ, к примеру, в Российской Федерации после объявления пандемии Минпромторг совместно с Минюстом и Минфином разработали правовой акт, в соответствии с которым коронавирус был признан форс-мажором на территории России. При этом каждому региону дано право отдельным нормативным актом вводить его на своей территории. Как правило, это – указ или распоряжение губернатора. И именно эти нормативные акты дают право выдавать сертификаты форс-мажора как по внешним, так и по внутренним контрактам.

Также в РФ есть Положение о Торгово-промышленной палате, где расписана вся процедура и полномочия палаты подтверждать форс-мажор. Именно ТПП уполномочена выдавать заключения о наличии или отсутствии обстоятельств непреодолимой силы по конкретным сделкам.

В Республике Казахстан с 16 марта 2020 года указом президента введено чрезвычайное положение. Внешнеторговая палата выдает сертификаты о форс-мажоре на основании указа о ЧП – бесплатно. Ведомство работает в усиленном режиме, увеличено количество сотрудников, выдающих сертификаты и консультирующих предпринимателей по вопросам оформления форс-мажора.

В законодательстве Узбекистана форс-мажор упоминается только в «Положении о порядке подтверждения форс-мажора» . Даже Гражданский кодекс не раскрывает его значение, а только объясняет, что не считается форс-мажором . Возможно, именно из-за отсутствия необходимого законодательства поручение Президента Министерству инвестиций и внешней торговли (МИВТ) и Торгово-промышленной палате (ТПП): «опубликовать официальное уведомление о наступлении на период действия ограничений событий непреодолимой силы («форс-мажор»)» не выполнено.

Эти пробелы в законодательстве привели к тому, что ни МИВТ, ни ТПП не сделали официального заявления о введении в республике для бизнеса режима «форс-мажор», предусмотренного  п. 22 №УП-5969 от 19 марта 2020 года. При этом МИВТ все-таки выдает сертификаты.

Дело в том, что Министерство инвестиций и внешней торговли вправе лишь подтверждать документально наступившие обстоятельства непреодолимой силы . А кто вводит режим форс-мажор на территории Республики Узбекистан, каким нормативным документом и в какой форме – законодательно не установлено.

Отметим, что МИВТ сертификаты выдает не всем, а только тем предпринимателям, у кого есть внешнеэкономическая деятельность и реальные проблемы с иностранными партнерами. А что делать тем, у кого проблемы по внутренним договорам?

Кроме того, даже получив сертификат, узбекская сторона в международном арбитраже не сможет ответить на вопрос – на основании какого документа в республике введен режим «форс-мажор». А, значит, и легитимность выданного сертификата можно поставить под сомнение. Указ Президента, где только дано поручение официально объявить о режиме «форс-мажор», не является основанием в международном суде для освобождения от санкций за невыполненные обязательства.

В поручении Президента, кроме Министерства, упоминается Торгово-промышленная палата. Вывод напрашивается сам собой: если по внешнеэкономической деятельности за обстоятельства непреодолимой силы отвечает МИВТ, то по внутренним договорам отвечать должна ТПП.

Но сотрудники Палаты информируют предпринимателей, что она не имеет полномочий выдавать какие-либо документы, связанные с форс-мажором. И формально – они правы. Закон «О торгово-промышленной палате Республики Узбекистан» не оговаривает ее полномочия при возникновении обстоятельств непреодолимой силы. Но при этом никто не отменял действия статей 7 и 9 этого закона, где сказано, что Палата должна защищать права субъектов предпринимательства и оказывать содействие предпринимательской деятельности. Обладая правом законодательной инициативы , палата могла бы инициировать изменения в нормативные акты и активно включиться в работу, помогая предпринимателям. Она могла бы стать для предприятий спасательным кругом по внутренним договорам, как это происходит в других странах СНГ. Но прошло уже больше месяца, а проблема так и не решена.

В результате предприниматель остался один на один со своими заботами. В лучшем случае он начал изучать раздел в своих договорах про обстоятельства непреодолимой силы. На практике в абсолютном большинстве договоров условия форс-мажора прописываются очень расплывчато. И, не найдя там ничего про карантинные ограничения, предприниматель вынужден сам решать, что для него форс-мажор, а что – нет.

Надеемся, что все пробелы в действующем законодательстве со временем будут устранены. И что ТПП из органа, собирающего членские взносы, превратится в надежного и оперативного защитника узбекского бизнеса. Но пока что нам придется разбираться самим и самостоятельно защищать свои интересы.


Как расписать обстоятельства непреодолимой силы в договоре

Чтобы применить положения о форс-мажоре в конкретных сделках, нужно чтобы в договоре была форс-мажорная оговорка. Только в контрактах для внешнеэкономической деятельности должен быть отдельный раздел об обстоятельствах непреодолимой силы, для внутренних же договоров таких требований нет. Как показала жизнь, лучше этот раздел ввести и во внутренние договоры.

Ориентируясь на судебную практику, мы знаем, что, если две стороны подписали договор, в котором оговорили условия, не закрепленные законодательно, суд будет считать договор основным документом и обяжет стороны выполнить его условия. Главное – чтобы эти условия не противоречили закону. Поэтому, несмотря на то, что в нормативных актах мало что закреплено о форс-мажоре, подробно распишите его в договоре. И у вас появится больше шансов защитить себя и свой бизнес при возникновении обстоятельств непреодолимой силы.

Пересмотрите свои действующие договоры. При необходимости внесите в них изменения или перепишите заново. Максимально подробно перечислите обстоятельства, которые можно считать форс-мажорными. Имейте в виду, что стороны по внутренним договорам могут самостоятельно определять, какие именно события для них будут являться форс-мажором.

Обязательно укажите в этом разделе право каждой из сторон в одностороннем порядке отказаться от договора, если действия форс-мажорных обстоятельств продолжаются более определенного срока.

Чтобы подстраховать себя от форс-мажорных злоупотреблений партнера, лучше откажитесь от стандартных формулировок, принятых в типовых договорах, и как можно четче сформулируйте условия наступления форс-мажора, способ уведомления, сроки действия.

Обязательно укажите, от чего стороны будут освобождены при наступлении обстоятельств непреодолимой силы, а что все-таки придется выполнить.

Укажите перечень документов, подтверждающих факт наступления форс-мажора.

Оговорите, что ни одна из сторон не вправе потребовать от другой стороны возмещения возможных убытков.

С примерным текстом раздела о форс-мажоре в договоре можно ознакомиться здесь.

Внимание

Доказав форс-мажор, можно:

  • приостановить течение срока исковой давности ;
  • избежать ответственности по невыполненным обязательствам (должно быть оговорено в договоре);
  • избежать ответственности за совершение налогового правонарушения ;
  • избежать пени за нарушение сроков по договору (должно быть оговорено в договоре);
  • расторгнуть договор, если обстоятельства длятся больше оговоренного срока (должно быть оговорено в договоре).


В заключение – несколько советов по действующим договорам

Если изменить условия в одностороннем порядке нельзя, а форс-мажор уже наступил, это позволит снизить негативные последствия действия обстоятельств непреодолимой силы для вашего предприятия:

  1. Составьте реестр имеющихся обязательств и проанализируйте риск их неисполнения.
  2. По наиболее проблемным обязательствам выясните, правом какой страны они регулируются и какие именно положения о форс-мажоре в это право включены.
  3. Подсчитайте потенциальные убытки: возможно, они не так велики, как может показаться на первый взгляд.
  4. Обратитесь к своим партнерам с письмом о возможных проблемах в исполнении обязательств и выработайте с ними совместный план действий.

 

P.s.: режим "форс-мажора" в Узбекистане действительно не объявлен, о чем сообщил заместитель министра юстиции Музраф ИКРАМОВ в ходе брифинга АИМК.

 

Разъяснения экспертов отражают их мнение и создают информационную основу для принятия Вами самостоятельных решений.
Чтобы получать новости от Buxgalter.uz первыми, подписывайтесь на Telegram-канал