• beta

Камеральный контроль создает проблемы налогоплательщикам. Что с ним не так

15.05.2019

Как планировали

Идея заменить плановые налоговые проверки камеральным контролем была по-настоящему гениальной. Налогоплательщики спокойно себе работают, а налоговые органы дистанционно отслеживают ошибки и несостыковки в отчетности. Регламент всех сопутствующих процедур расписан и отлажен, поэтому все действия прозрачны. Для любых уточнений и  объяснений используется «личный кабинет налогоплательщика». Проверяющие в полной мере владеют нюансами и тонкостями налогового законодательства. Поэтому они могут вовремя что-то подсказать бухгалтеру, чьи знания оказались недостаточны. И у бухгалтера с камералкой нет никаких проблем. Не нужно терять время и постоянно бегать с бумажками в налоговую, доказывая, что ты не верблюд. Личный контакт становится необходимостью только в рамках уголовного процесса.

Что получилось

Прежде всего, в сложной ситуации оказались налоговики. С одной стороны, прогнозные задания  по сбору в бюджет на 2019 год значительно увеличены, и нужно искать дополнительные источники поступлений. С другой, – действует мораторий на выездные проверки. Глава 121 Налогового кодекса дает базовые понятия камерального контроля. Но прописать детальный регламент, принять его, обнародовать и довести до налогоплательщиков налоговые органы не успели.

В соответствии с НК ответ на "талабнома" налогоплательщик обязан дать в течение 10 дней. Но, видимо, количество таких требований ограничено внутренними  инструкциями, не известными широкой публике. Либо – их непрерывный поток по одному и тому же адресу потенциально нежелателен. Поэтому в ход пошли бесчисленные письма, статус которых, мягко говоря, непонятен, а также – телефонные звонки с "просьбами" представить ту или иную информацию, документы и т.п. в течение 3-х дней.

При этом логика у налоговиков вроде бы конструктивная: «Мы – ваши партнеры, мы хотим помочь правильно платить налоги. Нам кажется, что здесь вы не доплатили... Поэтому вы неформально объясните нам, почему вы заплатили так мало, а мы тогда не будем выставлять вам требования доплатить. Это  – в ваших интересах, мы вам помогаем избежать санкций»... Но именно этот «неформальный» подход бьет сейчас и по налоговикам, и по сотрудникам бухгалтерии. Почему так?

Во-первых,  уровень компетенции налоговиков оказался недостаточным, что наглядно продемонстрировала майская внутриведомственная  аттестация сотрудников органов налоговой службы. И, к сожалению, содержание многих «талабнома» это подтверждает тоже.

Во-вторых, неформальных обращений генерируется много, – регламента же, как бы, нет? Прозрачности – тоже. Телефонные звонки не запротоколируешь. И бухгалтеры не знают, как правильно реагировать на такие обращения, они не уверены, что их права в данном случае в полной мере соблюдены.

В-третьих, принцип дистанционности камерального контроля оказался исключительно декларативным. Потому что многие  действия, производимые налогоплательщиком через виртуальный «кабинет», требуют подтверждения в порядке очной явки. Отправил объяснения через «кабинет» в электронном виде, распечатал на бумаге дубликат и лично принес в руках в канцелярию налогового органа. Зачем? А бог его знает… А «кабинет» тогда зачем?

Что делать бухгалтеру?

Отвечать ли на камеральные «письма счастья», не оговоренные главой 121, или игнорировать их? Как реагировать на телефонные звонки? Идти ли навстречу сотруднику налогового органа, который вежливо по телефону просит «принести копии паспортов всех сотрудников, чтобы подтвердить численность работников в организации»?  Как реагировать на требования в «талабнома», выдающие слабое знание НК, но упорно  выставляемые раз за разом, потому что предыдущие объяснения не удовлетворили проверяющего или, как это ни странно звучит, вообще затерялись?

Что думают по этому поводу профессионалы?

«Не нужно конфликтовать»

 Гулнора ЭРГАШЕВА, налоговый консультант:

 – Налоговый орган вправе изучать положение дел и направлять письма. Я рекомендую отвечать на них. Налоговые органы ориентируются на российскую практику – сначала не выставлять требования, а отправить письмо. Это как бы у них промежуточный этап.

Но это касается только писем, которые даже за рамками регламента остаются доказательством и свидетельством  диалога. В отношении телефонных звонков, я думаю, сказать надо так: «У меня есть директор, и он сказал, чтобы я по  устным звонкам ничего не приносила. Я не против предоставить информацию, скрывать мне нечего, дайте официальный  запрос – я вам отвечу». Вот и все! Не нужно конфликтовать.

 

 

 «Реагируйте профессионально»

Татьяна НАЗАРОВА, директор консалтинговой компании «ElectEx»:

  – В данном случае я рекомендую не отказываться от того, чтобы сходить и лишний раз что-то объяснить в своих расчетах. У налоговых органов      действительно есть такое право – обратиться к налогоплательщику для подтверждения тех или иных данных. Это в Налоговом кодексе написано, что они в любой момент в рамках камерального контроля могут уточнять информацию, если цифры налогоплательщика вызывают сомнения.

Но это касается только «талабнома». И все, естественно, знают, что там на ответ есть жесткие регламентные сроки – 10 дней. Хотите или нет – вы обязаны ответить. Но если говорить о любых других уведомлениях и звонках,  –  конечно, у вас есть право их проигнорировать, потому что такая форма обращения к налогоплательщику сейчас, строго говоря, не регламентирована. Но при этом все прекрасно понимают, что наше законодательство написано таким образом, что при желании можно в рамках Кодекса найти причину, чтобы запросить эти данные.

Я советую реагировать профессионально на такого рода запросы или  звонки. Чтобы сотрудник налогового органа на том конце телефонного провода понимал, что взаимодействует с квалифицированным специалистом. Что вы не боитесь отвечать, тем самым демонстрируя свою систему внутреннего контроля, и вы в любой момент готовы предоставить данные, если понадобится. Но в рамках заданного «неформального» формата – это ваше право, а не обязательство.

Некоторые бухгалтеры считают, что чем больше ты «прогибаешься» под неформальные требования, тем чаще к тебе начинают обращаться, просто не давая нормально работать. Я согласна, – в этом вопросе должны быть разумные границы. И когда они нарушаются, надо реагировать жестко.

Сотрудники госоргана тоже сейчас находятся под давлением обязательств и не всегда понятных указаний. Поэтому в данном случае эти «границы» нужно ставить обдуманно, квалифицированно и аргументированно. Где это возможно – идти навстречу.

С другой стороны, не надо забывать, что мы взаимодействуем с исполнительным государственным органом. И там не может быть такой же формат общения, как во дворе с соседями: мы вам хотим помочь, поэтому вы нам помогите и т.п. Давайте уже определять и повышать уровень общения все-таки в формате законодательном, прорабатывая и позиционируя это на должном уровне.

 «Государство должно упорядочить ситуацию»

Татьяна БЕЛОУСОВА, налоговый консультант, руководитель экспертной группы ООО «Norma»:

Налоговые органы должны оказывать содействие налогоплательщику. Как это   происходит    на  практике?  День  бухгалтера  обычно  начинается  с   проверки  персонального кабинета, в  надежде, что  сегодня  не  будет «письма счастья». Далее  начинаются  звонки, запросы, просьбы от  налоговых органов, в  том  числе   в нерабочее  время. То есть, надо понимать, что письмами и всевозможными уведомлениями, включая телефонные звонки, они пытаются помочь  бухгалтерам, на  что те   не всегда  адекватно реагируют.

Если исходящая  от  налоговых  органов  помощь  квалифицированная, то  она действительно требуется, и за нее надо  сказать спасибо. Но   если она  неквалифицированная, то она отрывает от работы, создает  нервозность  и дискредитирует  государство в  лице  налоговых  органов.

При этом  игнорировать уведомления или просьбы госоргана, думаю, не стоит. Но и выполнять требования, выставленные по телефону, сломя голову не надо. Если позвонил  налоговый  инспектор  и попросил привезти документы, условно говоря «завтра к 11.00», ответьте  на  его  просьбу (требование, указание)  своей  просьбой.  Пусть   ГНИ, в  лице  начальника, письменно  и  официально обратится  на  имя вашей  организации. В  данном обращении    выскажет  свои  требования  или указания  по  предоставлению вами дополнительных документов, отчетов, объяснений  и  др.

Согласно Закону о бухучете  статьи 28  при ведении бухгалтерского учета должна соблюдаться конфиденциальность. Ознакомление с содержанием регистров бухгалтерского учета допускается с разрешения руководителя организации или в случаях, предусмотренных законодательством. Запросы  налоговых  органов   представить    информацию  по  телефону  или в 3-х дневный  срок    не  предусмотрены  законодательством. Поэтому  право  отказать у  вас есть. Если бухгалтер  уверен в своих знаниях и действиях, он всегда сможет  противостоять. Ну,  а если не уверен, то не  нужно  жаловаться на налоговиков.

Все, в конечном счете зависит от профессионализма  и взаимоотношений между  людьми. На одном конце телефонного  провода – налоговый  инспектор, которому даны указания от  руководителя, а  на  другом  конце  провода – бухгалтер. Вопрос решается  в зависимости от противовеса профессионализма и уверенности в  своих  действиях этих собеседников.

Одной  из  причин негатива в  данной  ситуации является недопонимание, желание  инспектора  угодить   руководству  всеми  правдами  и  неправдами. То есть, идет указание сверху – «будьте   на  связи  с налогоплательщиками, помогите им, объясните, что нужно взять в зачет по НДС». Пока команда дойдет до исполнителя, она превращается в «позвони  налогоплательщику, пусть быстро принесет документы и  докажет  тебе,  что  он   верно  составил   свои  отчеты».

В налоговые органы сейчас пришло очень много молодых людей, которые недостаточно хорошо знают бухгалтерский  учет, Налоговый кодекс и другие  НПА. Им нужно обучаться, и это  займет   определенное  время. Другая проблема – бухгалтеры, которые работали на упрощенной  системе   налогообложения. Они многие годы считали себя неплохими  специалистами, но сейчас все изменилось и они – в растерянности, им  не хватает  уверенности, так  как  нет  базовых знаний  и навыков  работы   на  общеустановленных  налогах. Им тоже нужно учиться  и это   займет  время. 

Другая  серьезная проблема  это не всегда  корректный автоматизированный  контроль  на  логические  ошибки,  заложенный   при  проверке (стыковки)  различных  форм  налоговой, статистической, финансовой  отчетности, а  также  внешней информации, поступающей из  банка, от  нотариусов, таможни  и  других  организаций.

Данный логический  контроль жесткий, он  не  учитывает  всех положений и  особенностей, связанных с учетом  и  налогообложением. Автоматически   формирующиеся  ошибки  не всегда ими  являются,  а  связаны  с несовершенством  программы  проверки.

Например,  если   работники предприятия получали  доходы  в  виде  материальной выгоды (что было отражено  в  отчете  по  НДФЛ и  ЕСП), то  при  формировании  отчета  по  налогу на  прибыль  идет жесткая  стыковка  этой  суммы к  невычитаемым  расходам (ст. 147 НК). Но  при этом  не  учитывается, что   в  отчете   по  НДФЛ  в  указанной  строке    присутствуют  не  только   доходы  в  виде  матвыгоды, но  могут быть прочие  и  имущественные  доходы. Программа  выдаст   ошибку  и к  бухгалтеру   придет   уведомление  доначислить  налог   на  прибыль.

При этом   не  раскрывается  суть  ошибки  и  методика  ее    определения, в  отличие проверок  при сдаче   статистических  отчетов.

Это  мешает   пониманию   ситуации  в  вопросах  учета   и  налогообложения  как  со стороны  налоговых  инспекторов, так  и  со стороны  бухгалтеров. Никто  ничего   не  понял, кроме  того,  что нужно  доплатить  налог. Считаю, что это  не  помощь и не  содействие  налогоплательщику,  а  медвежья  услуга, которая  дезориентирует  обе стороны. 

Раскрытие налогоплательщикам  информации  о  методике   проверки  логических  ошибок  будет  способствовать их обучению   и  наработке   навыков налогового учета.  Это  позволит  оперативно вносить  и исправлять  в системе логического контроля некорректные «привязки», сформируют   контроль более  адаптированный  к практическому  учету  и особенностям  налогообложения.   

Резюмируем:

Госорганам

  1. Нужно утвердить регламент камерального контроля, включая формат и допустимую периодичность обращений к налогоплательщику.
  2. Необходимо четко прописать ответственность налоговых органов за необоснованные претензии, из-за которых налогоплательщики теряли  рабочее время.
  3. Систему   автоматизированного  контроля  логических  ошибок   сделать открытой для   налогоплательщика. Провести  корректировку   имеющейся  системы  с  учетом  замечаний специалистов.

Бухгалтеру

  • Чтобы реагировать на любую ситуацию профессионально, следует «держать в тонусе» свой профессионализм.
  • Один из наиболее бюджетных способов делать это качественно и без отрыва от производства – онлайн-система оценки квалификации bir.uz.

 

 Юлия Яшина.

Чтобы получать новости от Buxgalter.uz первыми, подписывайтесь на Telegram-канал