• beta

Камеральный контроль – беда или спасение для бухгалтера

18.04.2019

С IV квартала прошлого года налоговики активно используют инструменты  камерального контроля. Требования о доначислениях  рассылаются налогоплательщикам  в больших количествах  и часто.   

В условиях действующего моратория  на плановые проверки камеральный контроль может стать эффективным инструментом обеспечения полноты поступлений в бюджет.  Проводимый  без посещения налогоплательщика – на основе изучения финансовой и налоговой отчетности и других документов – он является наиболее «комфортной»  для бизнеса  формой контроля. Нет очного контакта с налоговиком, все прозрачно, никуда не надо ездить, никто не заставляет нервничать и переживать, – мечта каждого бухгалтера!   

«Если налоговая служба находит ошибки в заполнении налоговой отчетности или противоречия в сведениях, налогоплательщику сообщают об этом в письменной форме, – говорит налоговый консультант Гулнора Эргашева. – И у налогоплательщика в этом случае есть 10 календарных дней с даты получения письма, чтобы исправить данные или объяснить расхождения в них. Если налоговые органы будут не удовлетворены ответом, они могут обратиться в суд для взыскания доначисленных налогов и других обязательных платежей. То есть, камеральный контроль должен избавить от лишних хлопот и финансовых потерь как предпринимателей, так и налоговые органы».

Распишитесь в получении, пожалуйста

Так  должно быть и когда-нибудь будет. Но сегодня, к сожалению, выглядит это так:

«Работаю в оптовой фирме, продаем лекарства, –  рассказывает главный бухгалтер Диляра Абидова. – Пришло «Требование» в личный кабинет, я его «скачала», но налоговики просят приехать, чтобы расписаться за него. Мало им, что вы ответите письменно.  Через 10 дней приходится опять ехать. Для чего? Для того, чтобы отвезти нарочно – как просят. Снова надо стоять в очереди, объяснять, что и как заплатили.  Почему это нельзя делать дистанционно?»

С этим  часто сталкиваются и клиенты налогового консультанта Гулноры Эргашевой:  «Почему работники ГНИ просят приехать расписаться в получении требования  и привезти ответ нарочно? С прошлого года все перешли на интерактивное общение с налоговыми органами через персональный кабинет налогоплательщика на портале my.soliq.uz. В функциях отправки корреспонденции предусмотрена возможность даже прикреплять отсканированные документы. Однако не предусмотрена функция отправить ответ на требование. Зачем тогда нужен персональный кабинет налогоплательщика, если все равно обмен документацией с налоговыми органами производится в явочном порядке?»

Откуда эти суммы – «с потолка»?

Еще одна проблема – обоснованность самих «Требований».

«Камеральный контроль должен проводиться на основе анализа отчетности. Если между показателями есть нестыковки, налоговики  должны попросить объяснить их, –  говорит Диляра Абидова. –  А налогоплательщик обязан  ответить,  ошибся он или  все правильно.

Это следует из ст. 70 НК. А на практике же картина следующая… За последние полгода мы получили четыре «Требования». Никакой логики и обоснованности в суммах выставляемых налогов не было. Так, в одном из «Талабнома» от нас потребовали доначислить НДС на сумму в 1 млрд сумов. Обоснование: «Вы же импортировали лекарства на 5 млрд сумов и оплатили НДС на таможне». Как будто они не знают, что оборот лекарств, в том числе  –  импорт,  освобожден от НДС!

В другом «Талабнома» от нас потребовали начислить налог исходя из стоимости  закупленных лекарств без учета остатков, отраженных в балансе. При этом пояснили: «Мало ли что вы отразили в балансе, мы этому не верим». Пришлось делать фотографии складов, отвозить в налоговую…. Складывается впечатление, что главное – показать бурную деятельность. А то, что такой «контроль»  не дает результата, поскольку цифры «среднепотолочные», и только отнимает кучу времени у бухгалтеров, никого не волнует».  

О слабой обоснованности многих «Талабнома» говорит и Гулнора Эргашева: «Из содержания подобных требований  можно сделать вывод, что  налоговые органы используют информацию из  внешних источников. Например, –  по движению расчетного счета предприятия, сведения из таможенных органов. Однако,  сверяя эти данные  с показателями по представленной финансовой  и налоговой отчетности, они  не учитывают, что у предприятия могут быть:

  • остатки на складе нереализованной готовой продукции (товара);
  • суммы авансов, на которые еще не произошла отгрузка  готовой продукции или товаров;
  • суммы займов и т.д.

Налоговый орган в таких ситуациях требует доказательства: акт инвентаризации, расписки материально-ответственных лиц, фотографии товаров, все выписки банка, договоры и счета-фактуры на реализацию и так далее». 

Очень часто в «Требованиях» не приводится  подробный расчет доначислений, не указывается, по какому налогу возникла недоимка. Бухгалтеру приходится звонить в ГНИ, узнавать, откуда взялась эта  сумма, и по какому именно налогу. Другой вариант  –   самостоятельно «разыскать» сумму доначисления в КЛС на портале my.soliq.uz.

Не дают работать…

Наконец, еще одна проблема – неурегулированность  частоты выставления «Талабнома», отсутствие запрета на  повторные «Требования».

«У меня в практике был случай, когда налоговики посчитали неправомерным использование льгот по земельному налогу, – рассказывает Гулнора Эргашева.  –  Им ответили,  обосновав свою позицию. Через две недели  опять приходит требование уплатить земельный налог.  Второй раз ответили, что и почему.  Через месяц получили третье «Требование» по тому же самому вопросу.  Директор не выдержал и подал в суд на налоговиков за то, что мешают работать!»

Подготовка ответов на «Талабнома» требует времени. У бухгалтера – только 10 дней, чтобы дать обоснованный ответ. Если не успеет, налоговики имеют право подать в суд или  – еще хуже – арестовать расчетный счет. Пока готовишь ответ и собираешь документы,  основная работа простаивает.

Главбух крупного предприятия, скорее всего, привлечет налогового консультанта или аудитора для подготовки  обоснованного ответа. В этом случае бухгалтер свою работу не приостанавливает, а ответ, скорее всего, будет действительно обоснованный и грамотный. Другой вариант – завести  отдельную штатную единицу – «специалист по подготовке ответов на требования ГНИ». Оба варианта   обойдутся недешево, но они, по крайней мере, есть.

А бухгалтер малого предприятия должен все делать сам. Проще всего  – заплатить доначисленные налоги и «спать спокойно». Но вряд ли такой бухгалтер долго продержится на работе…

«Некоторые мои клиенты предпочли бы плановые проверки раз в четыре–пять лет, чем постоянно (бывает и еженедельно) доказывать налоговому органу свою добросовестность», – заключает Гулнора Эргашева.

Нужен общеобязательный правовой акт

Причина этих проблем заключается в непрозрачности процедур камерального контроля и отсутствии регулирующего его правового акта. Скорее всего, такой акт есть, но он – внутриведомственный. Учитывая, что камеральный контроль прямо затрагивает законные интересы и права предпринимателей, целесообразно сделать регулирующий его документ  общеобязательным и зарегистрировать его в Минюсте.

Данный акт должен регламентировать все процедуры камерального контроля:

  • случаи, когда он проводится;
  • периодичность;
  • методику сопоставления показателей, позволяющую выявить недоимки по каждому налогу;
  • необходимость детального обоснования сумм к доначислению со ссылками на правовые акты;
  • форму акта проверки;
  • возможность опротестования акта камеральной проверки в вышестоящем налоговом органе или в суде;
  • ответственность налоговых органов за необоснованные претензии.

Должны стать открытыми  следующие данные: количество выставленных требований, общая сумма  доначислений и какая ее часть подтвердилась, какие ошибки чаще всего встречаются, методика их обнаружения, перечень источников для подсчета объектов налогообложения и т.п.

Все это упорядочит камеральные проверки, повысит их эффективность  и упростит жизнь бухгалтерам, которым в условиях налоговых реформ  и так приходится несладко. 

 

Татьяна Лымарева.

Чтобы получать новости от Buxgalter.uz первыми, подписывайтесь на Telegram-канал